Глава №24

Никакой другой машины Родриго и не ожидал увидеть. К обочине вальяжно подъехал серебристый «BMW» — боевая машина вымогателей, как принято в России расшифровывать аббревиатуру этой марки машины. Родриго засуетился, вылез из своего «Опеля» и поспешил к серебристому чуду немецкого машиностроения.

Из «BMW» вылез водитель южной наружности, внимательно и долго посмотрел на припаркованный за «BMW» автомобиль, затем на его обладателя – Родриго и согласно кивнул. К слову стоит отметить, что за последние дни Родриго растерял свою горделивую осанку и вальяжную походку сменил на плебейский шажок. Все это произошло оттого, что так сильно Родриго еще не влетал. Он потерял своих лучших друзей и телохранителей – Мустафу и Пуха, но самое главное, он потерял весь свой порошок и деньги, которые за него предназначались.

Сказать, что Родриго потерял именно «свой» порошок нельзя, потому что он и сам покупал его у перекупщиков. Те, кто продал ему наркотики для перепродажи в Питере, были людьми суровыми и немногословными, но к Родриго относились хорошо, потому, что он ни разу их не подводил. Оттого-то они и дали Родриго порошок на реализацию, даже не взяв с него предоплаты.

Родриго, перед началом сделки, планировал, что все произойдет примерно так. Что, мол, продаст он Пустому наркоту, наварит с этой сделки тридцать процентов стоимости всей партии и получит в карман сто пятьдесят штук наличкой. Это за неделю-то с небольшим работы!

Пылкое воображение уже рисовало Родриго, как он распорядится вышеупомянутой суммой, как вдруг случилось непоправимое – его кинули! Он не только не заработал свои кровные денежки, что вполне можно было бы стерпеть, но еще и через три дня должен был отдать суровым парням – своим поставщикам триста пятьдесят тысяч баксов налом, то есть зелеными хрустящими купюрами, уложенными в пачки одна к другой.

Такой суммы у Родриго не было. Даже если по сусекам поскрести, по закромам, то не наберется. Если, конечно, продать квартиру, дачу, машину, мебель. Еще одну квартиру, машину, дачу, мебель, то можно наскрести, но тогда Родриго останется без штанов. Он этого не хотел.

Суровые парни-поставщики по телефону и слышать ничего не хотели о форс-мажорных обстоятельствах, в которых оказался Родриго. И напоследок пригрозив ему воткнуть паяльник в жопу, просто бросили трубку. Выход был один – попытаться отыскать чеченцев, которые напали на него и Пустого в ангаре, отобрать у них деньги и порошок. Только это могло спасти шкуру и жизнь Родриго. Именно поэтому Родриго и обратился за помощью к Амджаду – главе чеченской диаспоры в Питере.

Амджад был человеком чрезвычайно занятым и поэтому назначил ему встречу на улице Восстания в 22.00 в своей машине и уделил по регламенту десять минут своего драгоценнейшего времени. Поэтому Родриго спешил и суетился. Он подбежал к машине Амджада на полусогнутых, открыл заднюю дверь автомобиля и попросил разрешения войти.

— Входи, дорогой, — ответил ему Амджад, — мой дом, твой дом, моя машина, твоя машина.

Амджад был человеком почтенным. Его заостренное книзу треугольное лицо венчала длинная седеющая борода, голову покрывал бархатный тюрбан, а само тщедушное тело аксакала было облачено в красивый расшитый теплый халат.

— Мир дому твоему, — сказал Родриго фразу, слышанную им в кино и наиболее подходящую, как ему казалось, к моменту, — и детям твоим, и внукам, и правнукам.

Амджан молча и медленно кивнул. Родриго залез в машину и сел рядом с главой диаспоры. В машине, кроме них на передних сидениях находились еще двое – телохранители аксакала. Не смог не заметить Родриго, что еще один джип подъехал и стал позади его машины, когда он залезал к Амджану в «BMW».

— Что привело тебя ко мне? – спросил Амджан. – Я хорошо знал твоего отца. Чем могу быть полезен его сыну?

Родриго с недоверием покосился на сидящих на передних сидениях телохранителей Амджана.

— Не бойся за них, — произнес Амджан, уловив его взгляд, — они глухие и немые, как рыба в море. Начинай свой рассказ.

— Уважаемый Амджан, — начал Родриго, — сегодня утром, почти двенадцать часов назад, мы совершали сделку. Я продавал Борису Григорьевичу, вы его знаете…

— Пустой, что ли? – спросил Амджан.

— Да, Пустой. Ему я продавал товар, ну, там, дела всякие, — Родриго не хотел говорить, что это была наркота.

— Не крутись, как шакал в загоне, если хочешь, чтобы я тебе помог, — сказал Амджан, — что это был за товар?

— Порошок, — прошептал Родриго, — большая партия. Огромная. И вот, когда мы начали считать деньги, в ангар ворвались чеченцы. Двое. Уложили двух моих людей и у Пустого перестреляли всех, деньги и порошок забрали, а меня и Пустого привязали к стулу.

— Их двое было, а вас? – усмехнулся Амджан.

— Они напали внезапно и сразу убили двоих, — объяснил Родриго, — остальных уложили на землю. Мои люди не были готовы к этому, потому что я Пустому доверял, и он заверил меня, что все будет нормально.

— Не верь никому, Родриго, — наставительно произнес Амджан, — слепая вера губит людей.

— Мы сто раз проворачивали с Пустым подобные сделки, и все было нормально, — сказал Родриго.

— Сто раз? – удивленно поднял брови Амджан.

— Нет, не сто, — ответил Родриго, — это я так сказал, поговорка такая, всего семь раз, нет восемь за шесть лет. Эта была девятая сделка.

— Откуда ты знаешь, что те парни, что на вас напали, были чеченцы? – спросил Амджан.

— Они говорили с акцентом, — ответил Родриго, — потом сказали, что народ Чечни нас не забудет, и еще, извините, конечно, Амджан, но так действовать могут только боевики. Ваши, чеченские.

— Как «так», уточни? – спросил Амджан.

— Дерзко и нагло — ответил Родриго, — стреляли постоянно, а еще вспомнил, одного из них звали Ахмет.

— Ахмет, нет такого имени у чеченцев, — ответил Амджан, — это не имя, а суррогат. По правоверному звучит Ахмад, что значит хвалимый, достойный похвалы. Никакой чеченец не назовет сына Ахмет.

— Ну, пусть так, — согласился Родриго, — но если это не ваши, тогда кто? Ведь и у «Метрополя» на людей Пустого напали чеченцы, когда таксист их деньги увез? Кажется, даже одного из них люди Пустого подстрелили?

— Не подстрелили, а застрелили насмерть, — кивнул Амджан, — да, это были чеченцы. Этого джигита звали Джабраил. Но он был не мой человек. Он недавно приехал из Чечни. Он воевал против русских в освободительном отряде одного уважаемого полевого командира. И никому не подчинялся кроме него и Аллаха. Они приходили ко мне, когда приехали сюда, я дал им денег на войну, и сказал уезжать отсюда, потому что мне здесь не нужно всего этого – крови, войны. Я бизнесмен, а не бандит. И не хочу, чтобы у чеченцев, которые живут здесь и делают свои дела в этом городе были осложнения из-за этих парней. Но они не послушались и затеяли это нападение на деньги Пустого у «Метрополя».

— Да, это они были в ангаре, — радостно заерзал на месте Родриго, — а имя, что имя? Можно и чужим именем называться для пользы дела? Амджан, где мне найти этих бандитов? Помоги мне и я отдам половину из того, что мне причитается. Это большая сумма. Я хорошо отблагодарю тебя.

— Мне не нужны твои деньги, Родриго, — ответил Амджан, — мне нужна мирная жизнь и справедливость.

— Хорошо, но ведь не по справедливости получилось, — согласился Родриго, — где мне найти их этих чеченцев?

— Где, говоришь, найти, — усмехнулся Амджан, — в «Крестах». Знаешь, такое здание на берегу Невы?

— Как в «Крестах»? – растерялся Родриго. – Когда? Ничего не пойму?

— Брата Джабраила Касыма застрелили менты, — ответил Амджан, — сегодня утром. А Омана и Исмаила арестовали и посадили в «Кресты». Исмаил, Оман и Касым захватили в заложники жену и дочь таксиста, который украл деньги у Пустого. Требовали, чтобы тот отдал им деньги в обмен на жизнь своих родных. Он деньги отдал, а их РУБОП арестовал на даче. Так их и повязали. А случилось все это около двенадцати часов дня.

— Но и на нас напали около двенадцати часов дня, — не понял Родриго, — то есть, что? Это были не они?

— Это были не мои люди и уж точно не чеченцы, — сказал Амджан, — я о своих чеченцах все-все знаю. Даже в котором часу они писать ходят и сколько раз в день намаз совершают. Каждого чеченца, который в Ленинградскую область приезжает, я знаю, за каждым смотрю. И говорю тебе, именем Аллаха, что в ангаре это были не чеченцы!

— Но тогда кто же? – снова впал в отчаяние Родриго.

— А об этом тебе вот этот парень расскажет, — сказал Амджан, указав на сидящего впереди на месте пассажира, мужчину.

Тот оглянулся, и Родриго замер, как будто встретился с привидением… 

10
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!