Глава №20

Ангар, в котором намечал провести сделку по продаже наркотиков Пустой, был действительно в отдалении от всех городских путей. С тыльной стороны метрах в ста располагался невысокий густой лесок, в котором дачники из окрестных дачных поселков ранней осенью собирали грибы-ягоды. А поскольку заготовительный сезон давно закончился и опушку и полянки покрывал пушистый снег, то и никаких прохожих там видно не было.

Метрах в пятистах от лицевой части ангара проходила дорога. От нее вела отворотка к самому ангару, которая хорошо просматривалась с крыши, на которой, как и обещал Родриго Пустой, сидел снайпер. Этому снайперу, в свою очередь была неплохо видна стоящая на повороте машина инспекторов дорожного движения, которые следили за тем, чтобы никакой лишний автотранспорт не повернул случайно к ангару и не потревожил незаконной операции, которая была намечена на ближайший час.

Справа и слева от ангара виднелись останки еще двух строений, практически сравненных с землей бульдозером, чтобы не заслонять видимость окрестностей с крыши ангара. Вдали с одной стороны виднелся дачный поселок, а с другой малопонятные строения, принадлежащие в период развитого социализма какому-то НИИ, а теперь заросшие бурным бурьяном.

У входа в ангар перед большими открытыми воротами, куда в прошедшие времена принято было заезжать вертолету, стояли трое – сам Пустой, Череп и Татарин. Они курили и глядели в сторону дороги, откуда должен был появиться Родриго с товаром.

Была еще одна дорога, ведущая в дачный поселок. Она была приготовлена на случай внезапного отступления. На этот же случай у ангара стоял коренастый черный джип, проходимость которого достигала показателей хорошего танка. Мало, того, дорога, ведущая к поселку, представляла собой «полосу препятствий», состоящую из хитрых ловушек, местоположение которых было известно только Пустому. Так что всякие преследователи незамедлительно либо прокололи себе колесо, либо съехали в кювет, либо просто застряли.

К таким ухищрениям приходилось прибегать, дабы обезопасить себя от внезапного прихода непрошеных «гостей». К сожалению не все структуры мог «купить» даже Борис Григорьевич.

Снайпером на крыше сидел молодой парень по кличке Мустанг, которого недавно присоветовали Пустому взять на работу после отсидки за драку. Не то, чтобы он был хороший снайпер, но надо же было учиться делу, раз уж тебя приняли в такие структуры. В общем-то, стрелять ни по кому от него не требовалось, достаточно было просто глядеть в оба и уведомлять о подозрительных перемещениях самого Пустого…

Самым хорошим снайпером в команде был Мускул, который прекрасно управлялся с СВД, это было его хобби. В свободное время он уезжал в лесную глухомань, и весь день напролет стрелял из винтовки, срезая веточки с деревьев одним выстрелом.

Но сегодня у Мускула было другое задание. Он, вместе с Бивнем ждал в джипе в поселке сигнала от Пустого. Ждал на повороте из поселка к ангару. Чтобы когда Родриго подъедет к месту сделки, они вместе с Бивнем должны будут тоже отправиться к ангару, дабы посмотреть, что все чисто. Кроме Пустого все ловушки на дороге знал только Мускул, под его командованием их и устанавливали.

Вот такой был план, близкий к совершенству, но и дело стоило того. Навар доходил до пятисот процентов, из-за такой суммы стоило рискнуть.

Мустанг, вооруженный кроме винтовки еще и биноклем, с крыши подал голос:

— Повернул к нам с дороги синий микроавтобус. Грузовой. Номер «564».

— Пятьсот восемьдесят четыре, — поправил Пустой, — это они. Родриго с компанией. Приготовимся встречать гостей.

В общем-то, ни в позах, ни в выражения лиц у встречающих ничего не изменилось и в чем заключалось указание «встречать гостей» понятно не было.

Микроавтобус медленно приближался, уже была видна на переднем сидении рядом с шофером упитанная морда Родриго. Когда микроавтобус приблизился, Пустой жестом показал ему заехать в ангар и сам пошел за ним. Татарин и Череп кинулись закрывать ворота. В это же время Пустой по сотовому позвонил Мускулу и приказал неспешно двигаться по заранее намеченному маршруту. Что-то встревожило Пустого в голосе Мускула, ему показалось, что он его не узнал и что ответил тот с акцентом.

«Дурь, — подумал Пустой, — мерещится всякая дурь».

В это время Родриго уже вылез из своего автотранспорта и направился по направлению к Пустому. С ним рядом, чуть позади, шел телохранитель и шофер Мустафа – мужик высокий и крепкий, здоровый от природы, той самой силы, которой если нет от рождения, то никакими штангами ее не накачаешь. Пустой знал, что и в кузове машины Родриго сидит еще один человек.

Так и оказалось. Мустафа, проходя мимо кузова, повернул ручку, и из машины вывалился второй подручный Родриго – полный низкорослый цыган по кличке Пух. Кличка его происходила то ли от героя мультфильма Винни-Пуха, на которого он был внешне похож, то ли оттого, что, передвигаясь, он издавал такие звуки: «пух-пух-пух». Издавал в основном ртом, что называлось одышкой, но иногда и другим местом, что всех окружающих приводило в нестерпимую ярость, но вступать в конфликт с Пухом не хотел никто, потому что репутация у него была самая отъявленная, он успел в уже отсидеть срок за двойное убийство, который получил в семнадцать лет.

Ангар изнутри был совершенно пуст и только в углу у самой двери наружу на деревянном настиле стоял письменный стол, топчан сторожа и несколько стульев. В дальнем углу ангара начали строить какие-то стеллажи, но так и забросили. Видимо, и строили их для отвода глаз. Голоса отражались гулким эхом от металлических стен ангара.

— Здравствуй, коллега! – добродушно воскликнул Пустой, когда Родриго приблизился. – Рад видеть тебя в добром здравии и на обеих ногах!

Родриго молча кивнул, изобразил на своем смуглом лице подобие улыбки, пожал Пустому руку и спросил:

— Смотреть будешь?

— Глянем одну баночку, — спокойно сказал Пустой, — она у меня сегодня же и уйдет по точкам. Череп вскрой. Попробуем.

Они подошли к машине. Пух деловито влез внутрь и кинул в руки Черепу большую банку желтого цвета, на которой синими буквами было написано «Milk».

— Молочко, — усмехнулся Череп, — сейчас посмотрим.

— Пойдем к столу, — предложил Пустой, — там светло и обогреватель дует. А то мы озябли, пока вас дожидались. Татарин сваргань там кофею или чайку. Родриго, коньячок? Водочки?

— Потом, — буркнул Родриго, — сначала дела.

Они все вместе подошли к столу. Череп поставил банку на стол и ударом ножа вскрыл крышку. Пылью из дырки брызнул белый порошок. Череп зачерпнул порошок на кончик ножа, попробовал, втер в десны и кивнул.

— Можно было и не проверять, — улыбнулся Пустой, — друг Родриго никогда меня не подводил. Все Родриго в следующий раз беру не проверяя!

— Деньги где, Пустой? – спросил Родриго. – Я тебе товар показал, теперь ты покажи деньги.

— Конечно, — довольно улыбнулся Пустой, — Череп, достань чемоданчик.

Послушный и исполнительный Череп полез за стол и извлек оттуда точно такой же чемоданчик, какого его недавно лишил таксист Игорь. Он положил его на стол крышкой вверх и сказал шефу:

— Закрыто, нужны ключи.

— А ключи, — Пустой стал не торопясь лазить по карманам, — где же ключи? Вот они.

Татарин все это время стоял поодаль, не говоря ни слова. Рядом с ним расположился Мустафа, Пух стоял за спиной Родриго, а сам Родриго напротив Пустого. Череп взял у Пустого ключи, открыл чемоданчик и взору присутствующих предстали уложенные ровными пачками купюры стодолларовых банкнот.

— О, — сказал Родриго с воодушевлением, так, как будто только что испытал оргазм.

В это время на улице происходили странные вещи.

Мустанг с крыши увидел, что со стороны дачного поселка, прыгая по ухабам, приближается джип, в котором едут Мускул и Бивень. Видимо все было спокойно, раз ехали они не торопясь, объезжая ямы и колдобины. Автомобиль подъехал к ангару и остановился. Мустанг сел на крыше и помахал рукой сидящим в машине. По правде говоря, ему уже до чертиков надоело сидеть наверху, к тому же он сильно замерз и еще сильнее хотел писать.

Тонированное стекло окна водителя медленно приоткрылось, оттуда показался загадочный предмет, напоминающий горлышко бутылки из-под шампанского. Мустанг в непонятках поднял бинокль, чтобы поближе разглядеть подозрительный предмет. И вдруг оттуда с легким хлопком вылетела, но не пробка от шампанского, а три пули одна за другой с перерывом в доли секунды. Первая же попала в голову Мустанга, раскроив черепок, остальные же были уже контрольными и вреда не нанесли, застряв в бронежилете. Но и первой пули было достаточно.

Мустанг описался и покатился по склоны крыши, как малыш с горки на дворе, с той лишь разницей, что малыш обычно не оставляет за собой кровавый след на горке, а Мустанг на крыше оставлял. И не только кровавый. Его винтовка ползла за ним и постукивала по крыше так: «Тюк-тюк-тюк».

В ангаре подняли головы, услышав странный стук по крыше:

— Что это? – с тревогой спросил Родриго.

Пустой пожал плечами, а на вопрос Родриго ответил ворвавшийся в дверь ангара молодчик с автоматом Калашникова, на ствол которого был навернут внушительного размера глушитель. На молодчике была надета маска деда Мороза, из-под которой выбивались длинные и черные, как смоль волосы.

— На пол, бляд! – с сильным кавказским акцентом крикнул молодчик. – Лыцом вныз, сука! Руки за голова!

И чтобы его приказ звучал убедительней, выпустил длинную очередь в сторону присевших от неожиданности Мустафы и Татарина. За ним в ангар ворвался еще один крупный бандит с пистолетом в маске новогоднего зайчика. Все это было бы смешно, когда бы ни было так грустно.

Мустафа и Татарин упали, не успев даже сообразить, что произошло. На обоих были тяжелые бронежилеты, пули их не ранили, зато надавали по кишкам так, что переломали все ребра. Но «Дед Мороз» на этом не успокоился. В два прыжка он оказался рядом с Татарином и Мустафой и прикончил обоих выстрелами в лицо. Татарин успел завопить: «Мамочка!» и пуля влетела ему в рот.

Следующим был убит покорно лежащий на земле Пух. Он сделал все, как приказали. Упал на землю лицом вниз и скрестил ладони на затылке. Его и убил выстрелом в затылок бандит в маске зайчика. Пустой и Родриго лежали рядом. Пустой посмел поднять голову:

— Эй, что вы делаете, беспредельщики? Берите деньги. Зачем людей убиваете?

— Заткнись, да, — прикрикнул на него «Дед Мороз».

Череп, который лежал ближе всех к двери неожиданно с прытью леопарда вскочил и рванул в полуоткрытый дверной проем.

— Ахмет, догони, убей, — крикнул Дед Мороз.

Тот, который был зайчиком, а оказался Ахметом рванул за Черепом. Он выскочил на улицу. Череп знал, что его будут преследовать и побежал, петляя, как заяц по дороге к тому месту, где припарковались купленные Пустым инспектора дорожного движения. Быстро бежать мешал бронежилет, и Череп скинул его вместе с курткой. А зря. Ахмет стрелял метко. Второй выстрел достиг цели, и Череп упал, как подкошенный. Добивать его времени не было, и Ахмет кинулся назад в ангар.

В это время в машине ГИБДД громко слушали радио и поэтому два выстрела с улицы удачно слились с ударами басового барабана. Бежавшего же и быстро упавшего Черепа они и вовсе не заметили, потому что их взоры были обращены на приближающиеся машины. Им платили за то, что они наблюдали за дорогой, а не за ангаром, что они с успехом и делали, кроме того, сдирая штрафы с проезжавших мимо частников.

В ангаре Дед Мороз уже усадил оставшихся в живых двух боссов Пустого и Родриго спиной друг к другу на два стула. Подоспевший Ахмет обыскал их, вытащил у Родриго пистолет и выбросил в угол ангара. У Пустого оружия не было. Он всецело полагался на своих охранников. А зря.

После этой процедуры, Пустого и Родриго обмотали скотчем, привязав друг к другу очень плотно. Мало того, подонок Ахмет заклеил им и рот, и глаза, оставив только нос, чтобы дышать. Судя по звукам, которые были потом, грабители забрали деньги со стола, открыли ворота и уехали, забрав с собой всю наркоту Родриго. И все.

Нет, не все. Перед тем как уехать, они тормознули возле связанных боссов-наркодельцов и тот, что был Дедом Морозом сказал с пафосом:

— Э, вы, народ Чечни вас не забудет!

На что Родриго ответил долгим и пронзительным мычанием, похожим на рыдания одинокого носорога. А Дед Мороз добавил с усмешкой:

— Плохие вы воины, русские. Мы вдвоем семь ваших бойцов положили. Плохие воины. Никогда вам у нас войну не выиграть.

Долго ли, коротко сидели обмотанные скотчем Родриго и Пустой, но освободили их из плена те самые ГИБДДешники, которые несли свой пост на перекрестке и через три часа заволновались, что никто им не дает отбой. Кроме того, мимо их поста ни Родриго назад не проехал, как было условленно, ни Пустой. Они увидели, приглядевшись, что уже очень долго ворота в ангар открыты, ничего не происходит, хозяин по мобиле не отвечает. И решили они заехать в ангар разведать. Там их взору представилась страшная картина. На грязном бетонном полу валялись окровавленные трупы, Родриго и Борис Григорьевич были связаны и страшно мычали.

Милиционерами немедленно были освобождены от липкого скотча перекошенные от злости лица Пустого и Родриго, освобождены руки, которыми немедля пустой надавал по ушам старшему постовому лейтенанту Кацнельсону. Затем оба босса одновременно побежали за ангар отлить, то, что накопилось в их организме за время заточения. Там, за углом ангара они наткнулись на окровавленный труп Мустанга, но это их не смутило.

— Подставил ты меня, Пустой! – зло сказал Родриго. – Я буду на сходняке решать про тебя!

Пустой с достоинством застегнул ширинку и произнес:

— Ты меня не пугай толковищем, цыган. За свои промахи я перед людьми отвечу, а не перед тобой. Я и сам пострадал не меньше твоего. Всех моих людей здесь оставил!

— Ты говорил, что охрана будет, не подъедут, — вскипел Родриго, — снайпер на крыше. Фуфло это, а не снайпер. Вон лежит, озяб, обоссался даже!

— А откуда мне знать, что не ты это место чеченам сдал? – парировал Пустой. – Откуда они о сделке узнали?

— Я так полагаю от того, кто живым в результате остался, — сказал Родриго.

— Стало быть, от тебя! – предположил Пустой.

— Или от тебя! – ответил Родриго.

— От меня? – возмутился Пустой. – Я трех человек потерял! Нет, этот сказал, что семь человек они убили, твоих два, значит, и Мускул с Бивнем!

— Может, они «перекрасились», эти двое, Мускул и Бивень? – предположил Родриго. – Сдали тебя чеченам?

— Я за этих парней, как за себя ручаюсь, — ответил Пустой, — так, что не гони на них! Оба с отсидкой, оба мне как братья.

— Братья тоже иногда предают, — сказал Родриго, — на чьей машине чеченцы приехали?

— На той самой, в которой должны были подъехать Мускул и Бивень, — ответил Пустой, — может, их еще в поселке грохнули?

— Пошли к машине, посмотрим, — предложил Родриго.

Они подошли к джипу, на котором приехали чеченцы и в котором должны были находиться Мускул и Бивень. При взгляде внутрь машины все стало ясно без слов. Заднее сидение было забрызгано кровью таким образом, как будто к машине внезапно подошли с двух сторон и выстрелили в сидящих в ней в окна. Стекло водителя было цело, а в окне пассажира стекло отсутствовало. Видимо Мускул, который должен был быть за рулем, курил в открытое окно, а Бивень сидел с закрытым окном. Или те, кто их убил, подошли под видом прохожих, Мускул окно приоткрыл, а дальше дело техники. Или все было не так, но факт оставался фактом. Кровь на сидении означала то, что Мускул и Бивень были либо убиты, либо серьезно ранены.

— Лопухи у тебя работали! – сделал решительный и безапелляционный вывод Родриго.

— Да пошел ты! – рассердился Пустой. – На кого ты, сявка болотная, растявкался? Ты парашник…

Ссора неминуемо перешла бы в банальную драку, но подоспел лейтенант Кацнельсон.

— Товарищи господа! – он приложил руку к фуражке. – Разрешите доложить!

— Говори! – буркнул Пустой.

— Ваш микроавтобус найден, — радостно доложил Кацнельсон. – Он брошен на дороге, то есть недалеко от дороги в лесном тупике.

— Кто его нашел? – спросил Пустой.

— Его прохожие нашли, — радостно отрапортовал Кацнельсон, — увидели, как он горит, и вызвали пожарных.

— Ты, дебил, — закричал на лейтенанта Родриго, — пошел вон отсюда!

Испуганный Кацнельсон поспешил удалиться, но, протрусив шагов пять, остановился и спросил:

— Борис Григорьевич, сообщать о случившемся куда надо?

— Погоди пока, не сообщай, — ответил Пустой, — дай подумать.

Кацнельсон кивнул и затрусил дальше к ангару, где ждал его напарник.

— Хреново дела, — покачал головой Пустой, — видимо, они товар перегрузили в какой другой транспорт, а твою машину сожгли. А может, и вместе с товаром подпалили. Хрен их знает, догадались ли они о том, что в банках не молоко.

— Кинули нас, — резюмировал Родриго, — надо искать, что это были за орлы. Я их найду. Сейчас же поеду к Амджаду и все выясню. Я этих чеченцев разыщу сам, и язык через жопу вытащу!

— Давай так, — предложил Пустой, — ты езжай в диаспору чеченскую к Амджаду, а я ментов подключу.

— Ты что, Пустой? – развел руками Родриго. – А если менты поймают тех с наркотой? И они сдадут, у кого товар взяли? Не надо ментов.

— Не учи меня, Родриго, — ответил Пустой, — я проверенных ментов подключу и по братве дам звонок. Найдем мы их! Кацнельсон, поехали в город!

Пустой и Родриго залезли в милицейский «Жигуль» и, трясущийся от сознания важности порученного задания лейтенант, повез их в город.

11
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!